воскресенье, 20 марта 2016 г.

Джозеф Рутерфорд. Поклонение Бахусу. Часть вторая.



ДЖОЗЕФ РУТЕРФОРД
ПОКЛОНЕНИЕ БАХУСУ
(Часть вторая начало здесь)



ПИСЬМО ОЛИНА МОЙЛА

Олин Мойл [1] начал общаться с Чарльзом Расселом и «Исследователями Библии» с 1910 года. В 1935-м году, семья Мойлов (Олин Мойл, его жена Фиви и сын Питер) продали свой дом в Ваватосе, Висконсин, и переехали в бруклинский Вефиль, где Олин возглавил, новообразованный юридический отдел.

Юридический отдел был создан, чтоб защитить себя на фоне растущей оппозиции к проповеди свидетелей Иеговы и отказа отдавать салют флагу. Рутерфорд и Мойл, совместно, представляли ОСБ в различных судебных процессах. В 1938-м году, Мойл выиграл дело в Верховном суде США «Лоувл против города Гриффин» создав тем самым прецедент, относительно Первой поправки. В том-же году, Мойл отправил письмо президенту Рузвельту осуждающее его поддержку католической церкви «вышедшей замуж за фашизм».

Рутерфорд, несмотря на свой скверный характер, ценил и уважал Мойла. Это объясняется тем, что в то время была острая нужда в адвокатах уровня Мойла.

Однако, прожив четыре года в Вефиле, и насмотревшись того что там происходит, и того что он назвал «отношением семьи к Бахусу», Мойл решил покинуть Вефиль. Причины своего поступка он изложил в открытом письме Рутерфорду, которое было зачитано вефильцам. При этом Мойл не отказывался выполнять свои профессиональные обязанности или рвать с организацией. Вот это письмо:
 
ОЛИН Р. Мойл советник
117 Адамс стрит. Бруклин. Нью-Йорк
Телефон: TRiangle 5-1474

21 июля 1939

Судье Дж. Ф. Рутерфорду,
Бруклин Н. Й.

Дорогой брат Рутерфорд:

Этим письмом извещаю тебя о нашем решении покинуть Вефиль к наступающему 1 сентября. В данном письме изложены причины этого решения, и мы просим тебя рассмотреть их внимательно и вдумчиво.

Условия в Вефиле являются предметом озабоченности для всех людей Господа. Нигде среди несовершенных людей не может быть совершенной свободы от
угнетения, дискриминации и несправедливого обращения, но в штаб-квартире Господа на земле условия должны быть такими, чтобы несправедливость была бы
сведено к минимуму. Этого не должно быть в Вефиле и против этого нужно протестовать. Я нахожусь в выгодном положении чтобы протестовать, поскольку, в целом, твоё отношение ко мне было добрым, внимательным и справедливым. Я нахожусь в хорошем положении чтоб заявить такой протест в интересах семьи Вефиля, без какого-либо личного интереса в этом деле.


Обращение с вефильской семьёй.

Вскоре после переезда в Вефиль мы были шокированы, когда стали свидетелями зрелища того, что называется «зачисткой» от тебя. Во-первых, если мне не изменяет память, была словесная порка К. Вудворта. В личном письме к тебе Вудворт изложил нечто по поводу того, что продолжать использовать существующий календарь – это служить дьяволу. За это он был унижен, назван «придурком» и получил публичный разнос. Обхождение с другими было аналогичным. Маккоги, Маккормик, Норр, Проссер, Прайс, Ван Сипма, Несс и другие также были обруганы. Они были публично призваны к ответу, осуждены и получили взыскания без какого-либо предварительного уведомления. Некоторые из самых несправедливых упреков были озвучены этим летом. Маккоги задал вопрос, который содержал в себе критику нынешнего метода изучения «Сторожевой Башни». За это ему был учинён разнос. Твое поведение нарушает принципы, за которые мы боремся, а именно – свободу слова. Это поведение босса, а не собрата служителя. Обеспечение эффективного метода обучения с несовершенными руководителями изучений –нелегкая задача, и ни один из существующих методов не оказался идеальным на сто процентов. Ты заявил, что не получал жалоб по поводу данного метода изучения. Если это так, то ты владеешь не всеми предоставленными тебе фактами. Из разных мест есть жалобы на то, что изучение «Сторожевой башни» выродилось до простых уроков чтения. Возможно, настоящий метод и лучшее, что можно использовать, однако, в силу известных ограничений, честная критика не должна подвергаться ни цензуре, не наказаниям.

Брат Уорсли получил от тебя публичный разнос, потому что подготовил и передал братьям перечень полезных ссылок на Писание по основным темам. Как мы можем бесперебойно осуждать религиозников за нетерпимость, когда ты сам проявляешь нетерпимость к тем, кто трудится с тобой? Не доказывает ли это, что дозволенная в Вефиле свобода – это свобода говорить и делать только то, что тебе угодно, чтобы говорили и делали? Несомненно, Господь никогда не давал тебе полномочий проявлять столь высокомерную власть над твоими братьями-служителями.

С началом собрания в Мэдисон Сквер Гарден создалась тревожная обстановка замкнутости и подозрительности вокруг Вефиля. Распорядители были поставлены в трудное положение, но превосходно справились с работой. Они проявляли заботу и усердие в надзоре над прибывающими в Гарден и не пропустили ряд подозрительных лиц на входе. Они немедленно включились в работу, когда начались волнения, и пресекли их, иначе они могли достичь серьёзных масштабов. Но в течение двух недель после конгресса они подверглись непрерывной критике и осуждению с твоей стороны. Они были обвинены в неисполнении обязанностей и заслужили ярлык «бабы». Видеть некоторых из этих молодых людей подавленными и в слезах из-за твоих обидных высказываний, было, по меньшей мере, печально.

Братья в Вефиле всецело продемонстрировали свою верность и преданность Господу, и не было никакой необходимости бранить их за неправильные действия. Совета или доброжелательного наставления от тебя было бы более, чем достаточно, чтобы пресечь любые неправильные действия и избежать негодования, содействуя счастью и довольству всей семьи. Ты неоднократно заявлял, что в организации Господа нет боссов, но невозможно отрицать очевидный факт, что твоя брань и придирки к этим молодым людям выявляют повадки босса. Больно и отвратительно слушать им такое. Если ты прекратишь избивать своих собратьев служителей, то Вефиль станет счастливым местом и, соответственно, дело Царства будет процветать.


Дискриминация.

Мы возвещаем миру, что в организации Господа ко всем относятся одинаково, и все получают одно и то же, что касается всемирной собственности. Ты знаешь, что это не так. Нельзя отрицать факты. Возьмем, к примеру, разницу между оборудованным помещением для тебя и твоего личного персонала, и жильем некоторых твоих братьев. У тебя очень много домов, а именно: Вефиль, Стейтен-Айленд, Калифорния и прочие. Мне сообщили, что даже на Ферме Царства один дом содержится исключительно для тебя, и используется во время твоих коротких приездов. А что получают на ферме твои братья? Маленькие комнаты, неотапливаемые во время, ужасно, холодной зимней погоды. Они живут в своих дорожных сундуках наподобие жилого автоприцепа. Это было бы допустимо, если бы в этом была необходимость, но на ферме много домов простаивает или используется для других целей, а могли бы создать некоторые удобства для тех, кто долго и напряженно работает.

Ты работаешь в приятной кондиционируемой комнате Ты и сопровождающая тебя прислуга, проводите часть недели в тихих окрестностях страны. Молодые люди на предприятии старательно работают в жаркие летние месяцы без подобной прислуги, вернее, им никто не потрудился предоставить её. Это дискриминация, о которой ты должен вдумчиво поразмышлять.


Брак.

И здесь опять проявляется неравенство и дискриминационное отношение. Один брат некоторое время назад покинул Вефиль с целью вступления в брак и, насколько я знаю, его лишили преимущества полновременного служителя в Нью-Йорке, очевидно, как официальное осуждение его действий, связанных с отъездом из Вефиля. С другой стороны, когда Бонни Бойд вышла замуж, она не должна была оставлять Вефиль. Ей было разрешено привезти мужа в Вефиль несмотря на опубликованное правило, предусматривающее, что обе вступающие в брак стороны должны прожить здесь в течение пяти лет. Суровое отношение к одному и привилегированное к другому – это дискриминация, и ей не место в организации Господа.


Непристойный и вульгарный язык.

Библейские заповеди против нечистой, непристойной речи и шуток никто не отменял. Шокирующе и отвратительно слышать вульгарную речь и непристойности в Вефиле. Сестре было указано, что это один из факторов, к которому нужно привыкнуть в Вефиле. Громкий одобрительный смех за столом раздается из-за непристойных или почти непристойных шуток, и твоя репутация уже нечиста.


Спиртное.

Под твоей опекой здесь возникло прославление алкоголя и осуждение полного воздержания как нечто неприличного. Употребляет ли слуга Иеговы алкоголь – не мое дело, за исключением случая, когда нужно подать руку помощи брату, преткнувшимся на этом. Если я являюсь трезвенником – это моё личное дело. Но в Вефиле это уже не так. Здесь, по-видимому, действует определенная политика ломки новичков в отношении спиртного, и выражается возмущение против тех, кто не присоединяется к ним. Существует утверждение: «Нельзя стать настоящим вефильцем, если не пьёшь пива». Вскоре после нашего прибытия было самоуверенно заявлено: «Мы не сможем сделать многого с Мойлом, но мы сделаем человека из Питера». Нью-йоркский брат намекнул, что я не находился в согласии с истиной и Обществом поскольку не употреблял спиртного. Сестра из Нью-Йорка рассказывала, что никогда не употребляла спиртное и не была его слугой, пока молодые люди из Вефиля не настояли на этом. Брат, который раньше много пил, стал трезвенником после познания истины. Он знал, что один глоток спиртного может спровоцировать возврат к прежнему пристрастию алкоголем, но, несмотря на это, братья из Вефиля настаивали на употреблении спиртного и заключили, что из-за отказа он не находится в согласии с организацией. На трезвенников смотрят с презрением, как на слабаков. Ты публично навешиваешь на трезвенников ярлык «недотрога», а значит, должен взять на себя часть ответственности за подобное отношение членов семьи к Бахусу.

Это лишь некоторые моменты, которым нет места в организации Господа. Существует и ещё более вопиющая несправедливость, но, поскольку я не сталкивался с ней лично, то, следовательно, не буду обсуждать.

Задача написать тебе всё это – не из лёгких и приятных, и до сих пор трудно осуществить действенный протест уходом из Вефиля.

Мы продали наш дом и бизнес, чтобы приехать в Вефиль, и всецело намеревались провести остаток нашей жизни в служении Господу в этом месте.

Мы уезжаем для того, чтобы подчеркнуть свое самое решительное несогласие с несправедливыми условиями, описанными в этом письме. Мы не оставляем служение Господу и будем продолжать служить Ему и Его организации, насколько позволят наши силы и средства.

Я не избегал битвы с дьявольскими толпами в судах. Я рассчитываю вернуться к частной юридической практике, вероятно, в Милуоки, штат Висконсин и надеюсь бороться всеми возможными способами. К этому письму я прилагаю отчёт о крупных делах, находящихся в настоящее время на рассмотрении, в которых я активно участвую. Было бы неразумно и неправильно бросить тебя с этими делами без дополнительной помощи и обсуждения. Я готов и согласен продолжать решать эти вопросы в судах так же энергично и скрупулезно, как если бы я оставался в Вефиле, и буду делать это, если ты пожелаешь.

Мы обдумали этот поступок в течение некоторого времени, но это письмо доставили тебе как раз, когда мы отправились в поездку в отпуск по очень конкретным причинам. Во-первых, желательно, чтобы ты имел время для размышления и рассмотрения изложенных здесь вопросов, прежде чем предпринимать какие-либо действия. Поспешные и непродуманные действия могут быть прискорбны. Во-вторых, честно говоря, у меня нет желания спорить с тобой по этим вопросам. Я многократно замечал, что спорные вопросы не находили спокойного и аргументированного обсуждения фактов. Слишком часто с твоей стороны это оборачивалось обвинениями некоторых лиц.

Я не заинтересован в подобного рода словесных баталиях. Эти заявления являются представленными сестрой Мойл и мной причинами для ухода из Вефиля. Если сказанное нами ошибочно и неправомерно, мы несем ответственность перед Господом за свои слова. Если же сказанное нами правдиво, а мы настаиваем, что все сказанное здесь истинно, тогда на тебе лежит непосредственная ответственность за исправления условий, повлекших этот протест. Молюсь, чтобы Господь направил и повёл тебя к справедливому и любезному обращению с собратьями служителями.

Твой брат в служении Царству.


Олин Мойл.


P.S. Если ты пожелаешь написать мне по этим вопросам в течение отпуска, письмо настигнет меня после 29 июля в Тикондероге, штат Нью-Йорк, до востребования.

После прочтения письма, Рутерфорд был в ярости. Он изгнал Мойла из собрания, кроме того, он уволил его как адвоката. Это имело печальные последствия. Дела́, выигранные Мойлом, были проиграны в апелляционном порядке, в том числе, дело «Минерсвильский школьный округ против Джобитиса» которое Мойл выиграл и во время судебного разбирательства, и в Апелляционном суде, однако, после увольнения Мойла, Минерсвильский школьный округ обжаловал дело Джобитиса в Верховном суде, и выиграл его. Это решение вызвало общенациональную волну насилия против свидетелей Иеговы, которое длилось в течении нескольких месяцев. Однако, через три года, Верховный суд отменил своё решение.

Что до основной темы этой серии статей, то в народе говорят: «Каков поп – таков приход» и «Рыба гниёт с головы». Сотрудники Вефиля видели как пьёт сам Рутерфорд и это был для них призыв – делать то же самое.

Изгнания Мойла из Вефиля, показалось Рутерфорду недостаточным. В «Сторожевой башне» за 15 октября, 1939 г. сс. 317, 318, Рутерфорд поместил статью, где поливает Мойла грязью, обвиняя во «лжи», «обмане», «злобной клевете», «ненависти к Иегове», причисляет его к «агентам Дьявола», сравнивает с Иудой, и т. п.  Тем не менее, за обобщениями он не обращался ни к одному пункту из жалобы Мойла.

Это было слишком для Мойла. В 1940-м году он подал в суд на «Общество сторожевой башни» и дочернюю компанию «Общество сторожевой башни Библий и брошюр Нью-Йорк», за публичное оскорбление и нарушение личных прав. Мойл выиграл свой иск, и суд присудил ему $ 30 000 в качестве возмещения ущерба, сумма которого была сокращена до $ 15 000 по апелляции в 1944 г. Кроме того, в журнале «Утешение» за 20 декабря 1944 г. с. 21, была напечатана статья «Дело о клевете прекращено» (возможно, по решению суда, в качестве опровержения).

Это судебное решение, чрезвычайно, важно для свидетелей Иеговы, так как в нём Верховный суд США, официально, признал Рутерфорда – клеветником. Кстати, клеветник, по-гречески – диаболос.


СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ ДЖЕЙМС ПЕНТОН

Джеймс Пентон [2] заслуженный профессор истории в университете Летбриджа, Канада. В Канаде титул «заслуженный профессор» присваивают профессору за особые заслуги, когда он выходит в отставку (Пентон 1930-го г. р.). Джеймс Пентон автор трёх книг о свидетелях Иеговы и статьи в Канадской энциклопедии. Вот что он пишет в своей книге «Апокалипсис отложен» [3]:

Личная жизнь Рутерфорда в последние дни.

Став президентом Общества сторожевой башни, судья Рутерфорд и его жена Мэри, сразу-же, по-тихому, разошлись. Несмотря на то, что она описывается старейшинами свидетелей как «полуинвалид, с которой нельзя было достичь взаимопонимания», их разделение было вызвано, чем-то бо́льшим, чем её здоровье или его работа. Они были отчуждены и их отношения можно описать, как сильное чувство огорчения друг другом, хотя и не ясно почему. Тем не менее, возможно, следующие факторы вызвали раздор между ними: они оба были – холерики, также, чувство собственной значимости Рутерфорда, его темперамент, и то что было, вполне, очевидно – серьёзный случай алкоголизма.
          Хотя свидетели Иеговы сделали всё возможное, чтоб скрыть питейные привычки судьи, но как можно скрыть столь очевидные вещи? Рабочие, работавшие в Нью-Йоркской штаб-квартире, рассказывают о том, как он напивался, причём, напивался до бесчувственного состояния. Другие рассказывают о том, как, иногда, было трудно, из-за его опьянения, довести его до трибуны, чтоб он выступил с речью на конгрессе. В Сан-Диего, Калифорния, где он проводил зиму, с 1930 до своей смерти, пожилая дама, до сих пор рассказывает о том, как она продала ему большое количество спиртных напитков, когда он пришёл, чтобы купить лекарства в магазин её мужа.

(«Апокалипсис отложен» сс. 72,73).

«Пожилая дама» которая здесь упоминается, это – продавщица в Сан-Диего, которая часто обслуживала Рутерфорда. Много лет спустя, некий Томас Э. Бауман взял у неё интервью. Кроме прочего она сказала: «Мы торгуем алкоголем, и он был, несомненно, один из лучших наших клиентов».

Далее в своей книге, Пентон пишет:

          Более серьёзным является постоянное употребление алкоголя. Пастор Рассел был человеком малых аппетитов – он был вегетарианцем и трезвенником. Судья Рутерфорд не был ни тем не другим. Он любил выпить. Запрет на алкоголь в Соединённых Штатах он объявил сговором Дьявола и духовенства и публично осудил его. Далее, по этой причине, в 1929-м году он заклеймил гражданские правительства как не имеющие власти от Бога. Высшие должностные лица Сторожевой башни в Бруклине часто привлекали людей из канадского офиса филиала в Торонто к контрабандному провозу алкогольных напитков через границу. Поэтому, отношение к спиртному выросло, почти до культа мужественности, на фоне которого, очень быстро делали карьеру новые сотрудники. Старые «Исследователи Библии» такие как Клейтон Вудворт и Олин Мойл были против этого, а Нейтан Норр отказался ехать с бутлегерами из Канады, но судью это огорчало не больше чем что-либо ещё.
          После смерти Рутерфорда, употребление алкоголя по-прежнему распространено в Вефиле. Чиновники Сторожевой башни, которые могут себе это позволить, имеют большой запас дорогого алкоголя. Даже Нейтан Норр, до сих пор известный среди вефильцев, как деловой и здравомыслящий человек, угощал миссионеров Сторожевой башни, и друзей двадцатилетним шотландским виски Bell. Однозначно, употребление алкоголя имеет большое социальное значение в Вефиле, и многие работники, в том числе высокопоставленные чиновники Сторожевой башни, регулярно пьют на социальной основе. Кроме того, хорошо известно, что несколько известных вефильцев, в том числе, жена члена руководящего органа и жена руководителя служебного комитета филиала имели проблемы с алкоголизмом.

(«Апокалипсис отложен» сс. 225,226).


КАКОЕ ВСЁ ЭТО ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЕ?

На днях поделился мыслями из этой серии статей со своим приятелем, который, как и я более двадцати лет является свидетелем Иеговы. Вот что он мне сказал: «Я тебя, хорошо, знаю. Раз ты так говоришь, значит так оно и есть. Но я служу не Рутерфорду, а Иегове. И какое мне дело до Рутерфорда? Он давно умер! Я знаю – ты любишь глубоко копать, а я всем этим не заморачиваюсь – служу себе, да и всё».

То же самое может сказать и представитель любой другой конфессии. Чем-же тогда отличается свидетель Иеговы от, скажем, баптиста или православного? Получается, что ничем, кроме набора вероучений. Отсюда возникает вопрос: «Создание в 1938-м году конфессии "Свидетели Иеговы" было с небес или от человека?»

Рутерфорд не просто возглавлял свидетелей Иеговы, имея абсолютную власть, он был создателем этой конфессии. Разве для конфессии не имеет значения каким человеком был её создатель? Ведь многие вероучения свидетелей Иеговы, это – его волевое решение. Вот один пример:

Исследователи Библии считали, что небесную надежду имеют только 144000 христиан (Откровение 14:1,3б), куда входят и они. Но к концу 1920-х годов, количество «Исследователей Библии» превысило это число в разы́. [4] В 1935-м году, чтобы убрать это несоответствие, Рутерфорд разделил свидетелей Иеговы на «помазанников» и «великое множество». Никто из «помазанников» не получил никакого откровения, а примкнул к той или иной группе на основании эмоций. Имел ли право Рутерфорд делать такое разделение? Тем более, что проблемы с количеством оно всё равно не решило.

Другой пример: свидетели учат что все их вероучения исходят от «Верного и благоразумного раба» (Матфея 24:45 – 51). [5] Но у Матфея эта притча записана в урезанном виде, полнее она записана в тексте (Лука 12:42 – 48) который свидетели Иеговы цитируют, крайне, редко. Исходя из этой притчи, Рутерфорд был «верным управляющим», «рабом, который получит мало ударов» или «рабом, который получит много ударов» и получит «одну участь с неверными»?

«Если же раб тот скажет в сердце своем: не скоро придет господин мой, и начнет бить слуг и служанок, есть и пить и напиваться, – то придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает, и рассечет его, и подвергнет его одной участи с неверными» (Лука 12:45 – 46).


(Окончание будет)

-----Примечания------------------------------------------


          [1] Olin Richmond Moyle https://en.wikipedia.org/wiki/Olin_R._Moyle

          [2] Marvin James Penton https://en.wikipedia.org/wiki/James_Penton


          [4] В то время такой статистики не велось, однако, в журнале «Вестник» за 1927 год было напечатано несколько фотографий конгресса в Торонто, из которых видно, что только в этом городе на конгресс пришло несколько десятков тысяч человек (причём, только белых чернокожие и другие «цветные» собирались отдельно и в объективы фотокамер не попадали). Статья называлась «144 000? Не совсем это только те, кто пришёл в Торонто!» Здесь несколько фотографий с того конгресса.

          [5] Вероучение о том, кто такой «Верный и благоразумный раб» несколько раз менялось. В настоящее время, это – Руководящий совет свидетелей Иеговы. Этот орган был создан в 1971 году, реальной властью не обладал, так как вся полнота власти находилась в руках президента.